07Репутация

Мы должны иметь право на охрану частной жизни и на защиту репутации, но не на противодействие расследованиям, ведущимся в интересах общества.

Репутация? Честь? Достоинство?

Статья 19-ая Международной конвенции о гражданских и политических правах призывает к «уважению прав или репутации других людей», что рассматривается как вполне правомерное ограничение свободы самовыражения. Статья 17-ая запрещает неправомерное вмешательство в вашу «частную и семейную жизнь, домашнее хозяйство или переписку» и неправомерные атаки на вашу «честь и репутацию».

Как и частную жизнь, репутацию тяжело определить как понятие. По определению, оба понятия меняются в зависимости от исторического контекста и географического положения. Является ли это вашим публичным имиджем, той характеристокой, которую коммерческие компании называют «брендом»? Или это, как предполагается в Статье 17-ой, ближе к старомодному понятию чести? Но, исторически, честь была атрибутом только некоторых высокопоставленных членов общества, в основном, аристократии. Должна ли честь быть естественным и неотъемлимым достоинством всех и каждого?

Кроме того, существует заметная разница в интерпретации понятия чести между континентальной Европой и Соединенными Штатами. Как полагает специалист в области юриспруденции Джеймс К. Витман,  современная французская и немецкая традиции опираются на средневековые понятия о чести (что было привелегией немногих), и потом обобщает его, говоря «вы теперь все аристократы!». Американская традиция предлагает прямо противоположное: «здесь аристократов нет!». Европа нивелирует вверх, Америка – вниз. И это только западная традиция. Что имеется в виду под словом «репутация» в Китае, на Арабском полуострове, в России, в Индонезии? Расскажите нам здесь.

Интернет и «правовой туризм»

Наш век Интернета позволяет относиться к этой проблеме по разному. С одной стороны, диффамация с целью подрыва репутации может обернуться вокруг света быстрее, чем инфекционная болезнь, и остановить ее очень непросто. С другой стороны, поскольку необоснованные утверждения или изображения могут быть в открытом доступе более чем в одной стране, богатые и влиятельные люди могут использовать закон о защите от клеветы в других странах, чтобы заставить критиков замолчать – это называется «правовым туризмом». В этом взаимосвязанном мире, любой кто пишет, рисует или публикует что-либо в открытом доступе в сети находится под угрозой судебного иска за подрыв репутации в какой-нибудь стране. (И это одна из причин, по которой мы включили следующее предупреждение в раздел «Наши стандарты»: «Поскольку наш сайт имеет открытый доступ по всему миру, вы должны помнить, что вы можете попасть под юрисдикцию других стран, когда вы оставляете комментарий»).

Таким образом, российские бизнесмены Борис Березовский и Николай Глочков подали в суд на американский журнал «Форбс» в Англии по поводу статью, в которой упоминались обвинения в гангстеризме и коррупции. («Форбс» продает около 800 000 копий в США и только 6 000 копий в Великобритании). Бизнесмен из Саудовской Аравии Шейх Халиб бин Махфуз воспользовался британскими законами, чтобы подать в суд на американскую журналистку Рэйчел Эренфельд за утверждение в ее книге «Спонсируя зло: как финансируется терроризм и как это остановить», что он переводил террористам крупные суммы денег. В Британии всего было продано 23 копии этой книги.

В ответ, ассамблея штата Нью-Йорк приняла закон, который стали называть «закон Рэйчел», официально известный как Закон о защите от клеветы и терроризма. Этот закон гласит, что в штате Нью-Йорк нельзя автоматически использовать обвинения в клевете, признанные судом в других странах, за исключением случаев, когда закон этих стран официально предоставляет подзащитному те же права, что и Первая поправка к конституции США. В 2010 году президент США Барак Обама подписал федеральный закон такого же содержания, известный под названием «Speech Act».

Шаблон закона о диффамации?

Законы о диффамации варьируются довольно сильно от страны к стране. Мы не можем написать энциклопедию сравнительной юриспруденции на этом сайте, но мы можем задать вопросы о том, какие нормы и какие основные принципы должны поддерживать эти законы, которые неизбежно будут отличаться друг от друга по форме и в деталях. Именно это и пытается сделать Комитет по правам человека ООН (UNHRC) в авторитетном комментарии к 19-ой Статье. Как утверждается в этом комментарии, для того чтобы законы и диффамации не могли использоваться для ограничения свободы самовыражения, люди не могут быть обвинены в диффамации или клевете, если то, что они говорят является правдой, личным мнением, опубликованным незлонамеренно и/или публикация их слов была произведена в интересах общества.

Кстати, пока мы здесь ведем разговор о свободе слова, английский закон о диффамации пересматривается, в том числе и как ответная реакция властей на критику в адрес судебных исков за клевету, которые послужили причиной возникновения «закона Рэйчел». Следуя новаторской работе юриста Антони Лестра, который очень давно занимается вопросами свободы слова, правительство Великобритании выдвинуло на голосование черновой вариант закона о диффамации и предложилавсем заинересованным общественным лицам прокомментировать этот черновик. Как и комментарий UNHRC, это тоже является попыткой сформулировать базовые принципы, на которых должен быть основан закон. Согласно этим принципам, опубликованное заявление или изображение может считаться диффамацией только в том случае, если оно наносит «серьезный ущерб» репутации человека, к которому относится это заявление или изображение. Речь адвоката против обвинения в диффамации должна в обязательном порядке включать в себя оценку «была ли публикация информации, наносящей ущерб репутации, произведена в интересах общественности», «является ли сказанное правдой и может ли сказанное счиаться мнением» (суть заявления не должна пртиворечить действительности и представлять собой откровенно высказанное мнение автора о событиях, которые представляют определенный интерес для общества).

Принимая во внимание связь между свободой слова и ответственным управлением страной, которую мы обсуждаем в принципе 3, составители закона предлагают распространить неприкосновенность членов Парламента в области свободы слова (члены Парламента имеют права свободно высказывать свое мнение на заседаниях), утвержденную еще в 1688 году и занесенную в Bill of Rights, на любой документ, написанный в «интересах общественности» «правительством или законодательными органами любой страны», «силовой структурой любой страны, которая выполняет функцию правительства» и «международной организацией или собранием».

Важно то, что в этом законе вводится «правило о единовременной публикации», согласно которому судиться за клевету можно только один раз, а не каждый раз, когда информацию перепечатывает другое издание. И тем не менее, до сих пор не совсем ясно как этот закон будет действовать в вопросах, принципиально важных в веке Интернета, – как будет оцениваться отвественность посредников, начиная от интернет-провайдеров и заканчивая такими интернет-страницами, как наша, содержащая комментарии пользователей? Мы будем следить за обсуждением этого вопроса, и не потому, что мы считаем Англию особо важной страной, а потому что здесь сейчас обсуждаются проблемы, которые мы считаем жизненно важными.

Как защитить свою репутацию

Закон – это полдела. Черновой принцип, который мы здесь рассматриваем не утверждает: «мы должны судиться за восстановление нашей репутации», он гласит «мы должны иметь возможность…», а это совсем другое. В интервью для нашего проекта Макс Мозли, который лично столкнулся с этой проблемой, – его публично обвинили на первой странице «News of the World» в участии в «омерзительной нацистской оргии с пятью проститутками» – делает любопытное различие между нанесением ущерба репутации и вторжением в личную жизнь. Вторжение в личную жизнь, как он считает, не может быть поправлено принесением публичных извинений. Как он язвительно отмечает, его ситуация не улучшилась бы, если бы «News of the World» опубликовал бы на первой странице статью о том, что на  cамом деле, это была частная оргия.

В отличие от вторжения в частную жизнь, ущерб, нанесенный репутации, можно поправить после того, как он был нанесен, путем своевременных и важных поправок, в том числе и юридического характера. Исследования, проведенные в Alternative Libel Project, проекте, посвященном попыткам разрешить иски о клевете вне суда, который поддерживают две организации – English PEN и Index on Censorship, – показали, что большинство людей с пострадавшей репутацией, больше всего желают оправдания: они хотят извинений и ликвидации порочащих их репутацию заявлений больше, чем крупных выплат за нанесенный ущерб. Если в процесск разбора дела попытки найти компромисс были сделаны, в 96-ти процентах случаев истцу и ответчику удалось договориться мирным путем.

В Германии, где уважение к достоинству человека занимает центральное место в конституции, пресса обязана перед законом дать истицу право на ответное заявление, опубликованное на той же полосе и с такой же длиной колонки, что и обвинение, если обвинение наносит ущерб репутации истица. Один из участников нашего проекта из Германии поясняет, как это работает здесь и предлагает остальным странам последовать примеру Германии в этом вопросе.

Но как насчет свободного для всех, проникающего через все физические границы мира Интернета, 21 века в котором мы живем? Что вы можете сделать, если вы чувствуете, что ущерб вашей репутации нанесен в виртуальном пространстве? Судиться? С кем? Где? Кого требовать к ответу? И как это делать? Наиболее полные ответы на эти вопросы будут как социального, публицистического или технического, так и юридического характера. Интернет-сервис под названием Reputation.com, расположенный в Силиконовой долине, предлагает помочь вам «контролировать» вашу виртуальную репутацию и «все личныме данные, которое в нее входят», включая и все данные которые можно найти, если использовать системы поиска, такие как, например, Google.

Небесплатно, конечно. (Предлагается бесплатный сервис для ознакомления, который можно опробовать, на меня лично он не произвел впечатления). И, кроме того, тут есть проблема. Так же как и обращение в суд, управление виртуальной репутацией обойдется вам недешево. И те, кто побогаче, будут иметь гораздо больше возможностей в этой области, чем те, кто победнее; и те, у кого есть власть – больше, чем те у кого ее нет.

Граница между настоящей, правомерной защитой репутации и виртуальной пропогандой, или прямым искажением фактов довольно зыбкая. Reputation.com обещает  «вам и вашему бизнесу» в дальнейшем «выстроить позитивный виртуальный имидж, наши эксперты в области сохранения репутации будут работать на вас, чтобы понизить в значимости или совсем убрать любую информацию негативного характера, которую можно увидеть в первых строках поисковых программ». Но как быть, если эта «негативная информация» является правдой?

Оставьте комментарий на любом языке

Вы согласны с этим принципом?

Да Нет


Дебаты о cвободе cлова — научно-исследовательский проект в рамках программы Дарендорфа по изучению свободы в коллежде Св. Антония Оксфордского университета. www.freespeechdebate.ox.ac.uk

Оксфордский университет