07Приватность

Мы должны иметь право на охрану частной жизни и на защиту репутации, но не на противодействие расследованиям, ведущимся в интересах общества.

Что такое частная жизнь? Что такое общественный интерес?

Наш восьмой черновой принцип даёт определение главной причины для вмешательства в то, что в остальных случаях должно оставаться нашим личным делом: общественный интерес. Тут вопрос формулируется следующим образом: что такое частная жизнь, и что такое общественный интерес? Ответ не прост.

У всех известных человеческих культур имелось какое-либо определение понятия частной жизни, но то, что рассматривалось как частное, значительно менялось в течение истории и от места к месту. Добропорядочные граждане древнеримского города Эфес испражнялись в общественных местах. В современной Германии считается приемлемой нагота в общественных парках, в большинстве же других стран – нет. Нажмите сюда, чтобы рассказать нам, что частная жизнь значит в вашей стране.

В целом, для большинства европейских стран характерно более широкое, чем в США, определение частной жизни – и бόльшая готовность ограничить свободу выражения для защиты таковой. В вердикте французского суда от 1970 года подробно говорится, что соответствующая статья гражданского кодекса защищает «право индивида на имя, имидж, интимность, честь и репутацию, биографию и право на то, чтобы прошлые проступки индивида были забыты». Доминик Страусс-Кан может быть доволен. Но разве не было чистого общественного интереса в том, чтобы французские избиратели знали о хищническом отношении к женщинам их вероятного кандидата в президенты?

И всё же определение общественного интереса также чрезвычайно спорно. Редакторы сенсационных таблоидных газет и распространяющих сплетни веб-сайтов обращаются к нему, чтобы оправдать свои последние откровения о личной жизни футбольных игроков или поп-звёзд. Но общественный интерес не тождественен «тому, что интересует общество» и, соответственно, способствует продаже газет и стимулирует посещаемость веб-сайтов. Если бы эти понятия были равны, у знаменитостей вообще не было бы личной жизни, так как некоторым членам общества интересен каждый её аспект. Здесь можно ознакомиться с интересной дискуссией о том, что означает понятие общественного интереса. Публичные фигуры очевидным образом должны ожидать большего внимания к себе, чем абсолютно частные личности. Появляется необходимость определить, кто является публичными фигурами.

Как часто бывает со свободой выражения, всё зависит от контекста. Если я занимаюсь сексом со взрослым человеком, который не является моим общественно признанным спутником жизни, – это моё личное дело. Однако, если я влиятельный проповедник, постоянно прославляющий святость брачных уз, – это становится предметом общественного интереса. Если у министра обороны есть любовник или любовница – это его или её личное дело; если этот любовник является агентом неприятельского государства – это общественный интерес. Если у меня есть акции нефтяной компании – это моё личное дело; если я чиновник, ответственный за подписание прибыльных контрактов с нефтяными компаниями, – тогда моё владение этими акциями может стать предметом общественного интереса, но моих остальных инвестиций это может не коснуться. Если у меня имеется заболевание, делающее для меня затруднительным подсчёт простых арифметических сумм, – это моя проблема; если я представляю кабинет городского казначейства – это становится предметом общественного интереса (но возможно, только для жителей этого города, а не всей планеты). Если у меня были плохие оценки в школе или в университете – это личное; если я выдвигаюсь на пост президента США – это становится предметом общественного интереса.

Тысяча индивидуальных субъективных суждений может быть выдвинуто как судьями, так и редакторами, учителями, работодателями, докторами и каждым из нас. И всё же базовый принцип прост. В каждом случае мы ищем баланс между неприкосновенностью частной жизни и общественным интересом.

«Частная жизнь мертва. Забудьте о ней».

Однако эпоха Интернет изменила условия, в которых мы пытаемся достичь этого равновесия. Личная информация, которая сорок лет назад была бы записана на одном или двух пыльных листках бумаги, теперь хранится в электронном виде и – если вы недостаточно осторожны и подкованы технически – доступна другим людям. Кроме того, появилось множество данных, которые раньше просто не существовали: история вашего поиска в Интернет, ваше местоположение, отслеживаемое с помощью мобильного телефона, ваши электронные письма, история использования кредитной карты. Малоизвестная американская компания под названием Acxiom хранит на своих гигантских серверах в городе Конвей штата Арканзас порядка 1 500 индивидуальных наименований личной информации о 96% американских домохозяйств и примерно полумиллиарде жителей земли.

Общее количество частной информации о каждом обычном гражданине развитой страны, хранящейся на компьютерах, превосходит самые смелые мечты Большого Брата Джорджа Оруэлла. Эти данные (иногда частично анонимные) постоянно изучаются и распространяются частными компаниями с целью предложения вам персонализированных и кастомизированных рекламы и услуг – а также и для того, чтобы предложить вас как рыночную мишень производителям рекламы и услуг. Вы одновременно и пользователь, и используемый. «Если вы не платите», – пишет Эндрю Льюис (под псевдонимом Blue Beetle) на веб-сайте MetaFilter, – «то вы не покупатель, а продаваемый продукт».

Всё ускоряющееся развитие технологий позволяет родиться всё большему количеству оруэлловских феноменов. В функции просмотра улиц в Google (Google Street Viewзапечатлены женщины, загорающие на крышах своих многоквартирных домов и полагающие, что их никто не видит.  Компании Google и Facebook разработали технологию распознавания лиц, которая может позволить им связать вместе все посещения сети каким-либо индивидом. GPS системы определения местоположения на мобильных телефонах и высокочастотные идентификационные знаки на таких предметах как лондонская транспортная карта Oyster означают, что ваши передвижения в физическом мире могут быть отслежены параллельно с вашими действиями в Интернет.

Даже в самых свободных странах мира эти данные или их часть отслеживаются и распространяются государственными службами, которые – во имя защиты своих граждан от террористов, бандитов и педофилов – присвоили себе неординарные полномочия скрытого вмешательства. В официальном отчёте комиссара Великобритании по перехвату сообщений сообщается, что в 2010 году государственные органы, начиная от разведки и службы безопасности и заканчивая местными органами самоуправления, подали 552 550 запросов на данные коммуникации. Эксперт по интернет-безопасности Оксфордского Университета Ян Браун комментирует этот факт здесь.

В своём Отчёте об открытости компания Google сделала попытку раскрыть статистику таких запросов от различных правительств. Но в США существует раздел закона о национальной безопасности, который обязывает поставщиков интернет-услуг разглашать информацию об отдельных пользователях, и в то же время запрещает им обнародовать даже само существование этого закона. «Можете ли вы мне сказать хотябы примерно, сколько запросов вы получаете?» – спросил я во время беседы с ведущими юридическими фигурами из Facebook и Twitter летом 2011. Нет, признались они с неловким и растерянным видом, они не могли мне сказать даже этого.

Важно понимать, что такие общественные и частные силы могут знать о вас больше, чем вы сами. Ведь вы забываете или выборочно пере-запоминаете многое из своего собственного прошлого, и особенно, такова уж человеческая природа, самые неловкие моменты. Компьютер бесстрастно помнит всё. И это ещё до того, как мы дошли до фотографий и признаний, которые вы самовольно опубликовали в FacebookRenren, ВКонтакте или других социальных сетях.

«Частная жизнь мертва. Забудьте о ней». Таков был радикальный вывод, сделанный, как говорят, одним из генеральных директоров из Силиконовой Долины, Скоттом Макнили из Sun Microsystems. Как часто случается со знаменитыми цитатами, может быть, это не было его точными словами, но дух его комментариев, бесспорно, был таков.

Приведём несколько примеров того, что это могло бы означать. В Америке 18-тилетний студент Университета Ратжерса, Тайлер Клементи, был снят своим соседом по комнате на скрытую камеру во время близости с другим мужчиной. Сосед сделал видео, снимаемое на веб-камеру своего компьютера, доступным всему миру. Опозоренный, Тайлер сбросился с моста Джорджа Вашингтона в реку Хадсон и погиб. (Его прощальное сообщение в Facebook звучало следующим образом: «Прыгаю с моста дв, простите».) В Китае так называемые «системы поиска человеческого мяса» идентифицировали и подвергли преследованиям женщину по имени Ванг Ю, которая была в частном порядке снята своим другом на видео, раздавливающая котёнка своими высокими каблуками. Когда Google запустил собственную социальную сеть под названием Buzz, женщина, известная под псевдонимом «Гариетт Якобс», прятавшаяся от избивавших её родителей и мужа, обнаружила, что её личные контакты из Gmail стали доступны всем остальным. «Моя забота о неприкосновенности личности нетривиальна», – написала она в своём блоге под псевдонимом, – «Она связана с моей физической безопасностью».

Что мы можем сделать?

Можем ли мы примириться с этим? Если нет, то что мы можем с этим сделать? Когда вы подписывались на мобильное или Интернет обслуживание, вы почти наверняка нажимали кнопку «Принимаю» на юридическом документе, написанном мелким шрифтом, с названием типа «Условия пользования». Нашли ли вы время для того, чтобы прочитать его? Я не нахожу. Даже если бы мы попытались, мы бы наткнулись на множество универсальных юридических формулировок. (Боюсь, это касается и нашего веб-сайта, но мы прописали нашу Политику защиты частной жизни как можно более понятно здесь.)

Если мы убеждены, что свобода слова (и хорошее общество в целом) требуют некоторой неприкосновенности частной жизни, нам необходимо лучше понимать, сколько информации мы отдаём, и поднять шум, если мы сочтём, что это слишком много. Даже если эти поставщики услуг занимают ведущие позиции на рынке в вашей стране, они всё равно зависят от ваших действий. И некоторые из них иногда реагируют на общественное давление. Общественный протест вынудил Google приостановить и значительно улучшить социальную сеть Buzz и впоследствии включить её в Google+; а Facebook – отказаться от своей целевой рекламной системы Beacon.

Существуют относительно простые технические шаги, которые вы можете предпринять, чтобы снизить количество данных, собираемых о вас как государственными службами, так и тем, что кибереретик Джарон Ланье провокационно называет «шпионскими/рекламными империями», такими как Google и Facebook. Частично в ответ на подобную критику Google и другие поисковые системы упростили переключение на более анонимные формы поиска. Организация Electronic Frontier Foundation, являющаяся первопроходцем в этой области, разработала расширение для Firefox под названием «HTTPS везде» (HTTPS everywhere), зашифровывающее ваше взаимодействие с набором основных веб-сайтов. Вы можете использовать бесплатную программу Tor, которая поможет вам защитить ваши личные данные в Интернет.

Facebook и «право быть забытым».

Но что, если в прошлом вы свободно раскрывали информацию о себе, о чём сейчас жалеете? Возьмите, например, свои личные фотографии в Facebook. (На данный момент Facebook обладает самой большой коллекцией фотографий в мире.) Предположим, вам стыдно за все эти подростковые выходки. Предположим, вы боитесь, что вам откажут в приёме в университет или на работу из-за того, что там выложено. В конце концов, известно, что работодатели и университеты прочёсываютИнтернет, чтобы посмотреть, что они смогут найти о своих кандидатах. Что вы можете сделать?

В текущем Положении о правах и обязанностях компании Facebook говорится, что ваши фотографии продолжают оставаться вашей интеллектуальной собственностью (ИС), но «вы даёте нам [Facebook] неисключительное, с правом передоверия, передаваемое в порядке сублицензирования, беспошлинное, распространяющееся на все страны разрешение использовать любой предмет ИС, который вы публикуете на Facebook или на ресурсах, связанных с Facebook (Разрешение на ИС). Это Разрешение на ИС заканчивается, когда вы удаляете предмет ИС из своего профиля, кроме случаев, когда этот предмет был доступен другим индивидам, не удалившим его». (Курсив автора.) Итак – да, вы можете удалить своё прошлое, но если эти непристойные фотографии были доступны вашим друзьям (в широком понимании этого слова, принятом на Facebook), которые сделали их доступными своим друзьям, то до тех пор, пока вы не уговорите их всех удалить эти снимки, они останутся на сайте. Легче закрыть ящик Пандоры.

Должна ли эта процедура быть упрощена? Нужно ли нам более широкое «право быть забытым»? Если да, то на что оно должно распространяться? Кто должен его осуществлять? И как? В Германии, например, существует закон, в котором говорится, что по истечении определённого периода времени сведения о прошлых судимостях индивида не разглашаются. Как и сама Германия после 1945 года, этим людям даётся шанс начать всё заново. Адвокаты немецких граждан пытались убедить Googleудалить данные о прошлых преступлениях из публичных отчётов, даже во всемирной поисковой системе Google.com. Компания Google отказалась.

ЕС является одним из самых влиятельных авторов норм, касающихся частной жизни и защиты данных. Считается, что Директива о защите данных ЕС устанавливает золотой стандарт неприкосновенности частной жизни. В 2012 году планируется выпуск проекта пересмотреннойдирективы о защите данных, которая будет учитывать многие из технических инноваций, о которых шла речь здесь – и, возможно, даже представит элементы «права быть забытым». Мы будем обсуждать этот проект, когда он появится.

«Мы идём и разрушаем человеческие жизни»

Тип вмешательства в частную жизнь, наносящий наиболее очевидный ущерб, – выставление её на обозрение миллионов людей посредством СМИ. Летом 2011 года Великобритания была потрясена сообщением о том, что газеты, находившиеся во владении Руперта Мердока, незаконно подслушивали разговоры огромного количества знаменитостей, членов королевской семьи и даже жертв преступлений, чтобы получить свои истории. Но даже если не задействовано применение незаконных средств, рутинное вмешательство в частную жизнь кинозвёзд, футбольных игроков и других знаменитостей – не говоря об обычных людях, оказавшихся впутанных в ту или иную ситуацию – не оправдано общественным интересом. Вслед за хакерскими революциями Мердока, знаменитости, от автора Дж. К. Роулинга до кинозвезды Хью Гранта, а также родители убитых или потерявшихся детей выстроились в очередь, чтобы рассказать официальному расследованию, как хищные СМИ грубо вторгаются в их частные жизни. И Грег Мискив, бывший новостной редактор принадлежащего Мурдоку таблоида  News of the World, как сообщалось, сказал одному из своих репортёров: «Вот, что мы делаем. Мы идём и разрушаем человеческие жизни». Об этом более подробно говорится в описании (тесно связанного) следующего принципа о защите репутации.

Когда пострадавшие нанимают юристов, чтобы запретить публикацию, ссылаясь на своё право на неприкосновенность частной жизни, редакторы таблоидов протестуют, заявляя, что это попытки задушить свободу слова. Иногда это правда: богатые, влиятельные люди (и корпорации) хотят скрыть факты, которые публике следует знать. Часто это спекуляция: то, что редакторы называют «общественным интересом» – это не более чем «то, что интересует общество». В Европе в таком случае суды должны выносить индивидуальные решения, уравновешивая права на свободу слова, закреплённые в Статье 10 Европейской конвенции о правах человека с правами на неприкосновенность частной жизни, гарантированными в Статье 8.

Но зачем оставлять решение этой проблемы судам и на момент, когда всё уже произошло? До тех пор, пока мы покупаем подобные газеты или посещаем скандальные веб-сайты, мы поддерживаем их действия. Если мы осуждаем сам принцип таких разоблачений, но читаем их с заядлым интересом, это то же лицемерие. Майкл Кинсли так формулирует свои впечатления от опыта работы редактором Интернет журнала Slate, когда он получал осуждающие письма о непристойных деталях любовных встреч Билла Клинтона с Моникой Левински: «Их е-мейлы говорят «нет, нет», но щелчки их мышек говорят «да, да»».

Итак, и в этой области свободы слова, то, что происходит, зависит не только от действий правительств, судов или регулирующих органов. Это зависит ещё и от наших действий. Мы можем отказаться от покупки подобных изданий, посещения веб-сайтов и кормления общественных СМИ, вмешивающихся в частную жизнь. Мы можем ужесточить свои стандарты интимности и требовать появления лучших. Даже в мире, изменившемся и открытом благодаря новым технологиям общения, степень неприкосновенности частной жизни остаётся не только важным ограничением, но и условием свободы выражения.


Комментарии (17)

Автоматический перевод предоставлен Google Translate. Пожалуйста имейте в виду, что этот перевод рассчитан только на то, чтобы дать представление о том, что написано в комментарии, и не передает точно всех нюансов сказанного.

  1. If religion were just a matter of recognizing a particular prophet and performing particular private rituals then this formulation would be pretty good.

    One man is a Jew and recognizes the prophet Moses. He prays to a God whom he takes to be the only God.

    A Christian is much the same except that he replaces Moses with Jesus.

    A Muslim replaces Jesus with Mahommed.

    And a Hindu recognizes thousands of Gods.

    But it’s not at all like that; it’s not at all private.

    A little while ago young Muslim men frequented the beaches in southern Sydney and approached the girls in their swimming costumes and told them they were «sluts» and «whores.» When the lifesavers told them to cool it they bashed the lifesavers. The lifesavers! Bashing lifesavers is more aggressive towards the society-as-a-whole than defecating on the tomb of the unknown soldier.

    And eventually there were huge battles between groups of Muslim and non-Muslim young men.

    It is not just a matter of private prayer. It is a matter of what behaviour and practices are allowed in public. It is a matter of raising money to support the ISIS in Syria and Iraq.

    It is a matter of establishing schools to segregate your kids, and in other ways brainwashing and them.

    And it is a matter of killing people who write things about your prophet that hurt your feelings. Ask the writers and film makers who can’t go to the shops without an armed guard.

    Since certain religions have embraced modernity and since others (one at least) are determinedly medieval, I don’t think that we can «rub along.» Sooner or later the determinedly medieval lot will do enough things like flying airplanes into the World Trade Centre that a civil war will break out. There will be people like Neville Chamberlain who will pompously announce «peace in our time,» but there can be no peace.

  2. I agree with imos. It is freedom that is at issue here, not respect. Parsing respect into two different forms, “recognition respect” and «appraisal respect» is leads away from a full understanding what is actually at stake.

    Misplaced respect can be a very dangerous thing. As an extreme example, say I am walking down the street with a friend, and we happen upon someone being beaten. At my urging, we jump to his aid, and pull his attacker away, and restrain the attacker. Another bystander calls the police. Meanwhile, the person who was being attacked, pulls a gun from his pocket, and shoots both his attacker, and my friend, wounding the attacker, and killing my friend. He also fires a shot at me, but it misses. Then he gets up and runs away.

    Before the police arrive the «attacker» who I no longer need to restrain, because he is wounded, says to me with a world weary sadness, that the other guy had threatened to rob him, and he was in the process of defending himself, when me and my friend showed up and intervened, on the would be robbers behalf.

    Who exactly deserves respect in this case? Me? My friend? No. Only the guy laying on the ground with the bullet in him. And who is free? Me? No, I’m going to be talking to the police for a while, and living with the guilt of my friend’s death for the rest of my life. The misunderstood «attacker»? No. He’s going to the hospital, and will be paralyzed for the rest of his days, because the bullet nicked his spinal cord. My dead friend? Nope, not really. Although some would say that death is a kind of freedom, I suppose.
    The only free person among us is the robber, who by the way is never caught for this crime. In the real world, there is no such thing as “recognition respect” In this usage of the word respect, there are two possible meanings: «Esteem for or a sense of the worth or excellence of a person» or «deference to a right, privilege, privileged position, or someone or something considered to have certain rights or privileges».

    With respect to «respecting the believer, but not the belief, one needs to be careful. Respect need not be granted to everyone. It must be earned. And freedom is a gift, granted to us only by our circumstances. It’s nice to think that one day the world may be a fairer, better place to live. But each of us must decide how much we are willing to do to try and make it so, and be prepared to get sand kicked in your face from time to time, because this world is not perfect, and it never will be.

    Oh, and although I have only today discovered this site, I love it and (almost) everything it stands for! Snap decision? Yes, but that is my style.

  3. No, no, no!

    It’s a fundamental part of my freedom that I shouldn’t have to respect anyone. Force me to respect anyone and you’ve taken my freedom away.

    It may be true that many of us who campaign for free speech do indeed respect many of the people whose beliefs and opinions we disagree with — but we should not be forced to do so. If free speech is to mean anything substantial, then it absolutely should allow us the right to be disrespectful towards the believer as well as towards their beliefs. There is no balancing to be done — this is a point of principle, not something to be bargained away in our quest to be allowed the right to criticise people’s beliefs.

    Tempting as it might be to appease the opponents of free speech by reassuring them that our questioning of their beliefs does not mean we are being disrespectful to them as people, we should never give ground on the principle that we should have the fundamental right to decide for ourselves who we respect and who we do not respect.

    The only way we need to respect the believer is in regard to respecting their freedoms, but that’s more about adhering to the principles of freedom rather than about respecting them as a person.

    Hopefully, most people will choose to be respectful towards the believer — but this should remain entirely an issue of individual choice. Nobody should have an automatic right to our respect — for to enforce such a right would be to take freedom away from everyone else.

    • Hi imos

      thanks for this thoughtful comment. Might your problem with the word ‘respect’ be the definition? Because if we take ‘respect’ at its most basic — accepting that others are different and not wish to harm them — then I cannot see how we can live in a peaceful society without respect. If we are talking about ‘respect’ as a feeling of appraisal, then I absolutely agree with you.

      What are your thoughts on this? If we do not show respect to everyone, how can we uphold the human right that everyone’s dignity is untouchable? I look forward to reading your reply.

      • Hi JB,

        Thanks for replying to my comment!

        I think we should respect other people in the sense that we allow them to have their freedoms — but, as I say, that’s more about respecting a principle than about respecting a person. So long as you allow people their freedoms, then why shouldn’t we be able to live in a peaceful society? The minute someone uses violence, they are taking away someone else’s freedoms, but we can maintain our freedoms without any logical requirement to respect each other.

        As for people’s dignity, I don’t recognise any fundamental human right to maintain one’s dignity. People lose their dignity for all sorts of reasons — usually as a result of their own unprincipled behaviour. If you stick to decent principles, then there’s no reason why your dignity should be harmed by what anybody else does or says.

  4. I agree with the idea of this principle in the sense that every single individual has the right to believe whatever he or she feels like. But I also think that just by promoting this ideal the world is not going to change positively. I believe it is necessary to approach today’s ignorance by fighting it with education, respect, and tolerance. If these methods are used to reinforce the principle I believe attempts to impose ones beliefs or ideologies into others will be reduced, and a more harmonious lifestyle will be achieved. Moreover, I do find some discrepancies within this principle. Just like other individuals have posted and commented, what if the ideology, religion, or belief practiced by an individual or group affects or threatens others? It is stated within the explanation of the principle that we should accept this “one belief” (the principle) above others in other to coexist freely and fight for the higher good. The higher good being that “everyone should be free to choose how to live their own lives, so long as it does not prevent others doing the same.” Well, this sounds kind of comforting, but there is so much to consider. Who or which authorities will provide the guidelines and enforce them? And what type of guidelines? Since something might be insulting for Christians but maybe not for Scientologists. And is Scientology considered a religion? If it is, which ones are not, and how are people following these other religions or ideologies supposed to contribute or express themselves?

  5. This belief is very important because predominant ideas in society can change over time, and we must allow voices to be heard, even if they dissent against commonly held ideals.

  6. I believe that every single person is entitled to their own religious and spiritual belief and others should respect them as believers as well as the content on their belief — as long as it doesn’t cause any harm to those around them.

  7. respecting all religion will result to a better and more tolerant world. I strongly agree with the statement

  8. I think this concept is a nice idea however some theories are insulting and counter productive. If for example, one attempts to justify slavery, the holocaust, discrimination or something of the sort, should the believer be respected?

  9. I don’t know if it is actually possible to commit to this principle. For what do we mean by «respect»? I think the article focuses too much on religion and doesn’t assess other «taboos» related to politics and that are part of collective memory. Is it possible to respect person that believes that Nazism is good and that it should be implemented? What do we think of those people? In many countries you can be charged for saying a statement like that; or among other consequences, people will decide not to speak to that person or to alienate him/her from society. In both cases, there are incentives for an individual not to speak his mind, because his thoughts are not against a specific belief but to other humans. Could we respect a person who thinks like this? Could we trust him or her? Could we be friends with a person that thinks that a race is better than another?
    Humanity witnessed how thoughts like these became politics in the XX century and the lessons were hard to learn. Does allowing an individual to revisit these ideologies represent a risk, that at some point that that horrendous chapter in history can happen again?

  10. Freiheit, und somit auch das Recht zur freien Rede, ist nur moeglich, wenn die Freiheit eines jeden Individuums nur so weit geht, dass sie niemals die Freiheit eines anderen Individuums einschraenkt. Somit existiert keine grenzenlose Freiheit. Fanatische Redner, die dazu aufhetzen, die Freiheit anderer einzuschraenken, sollten keine Redefreiheit geniessen. In diesem Falle respektiere ich weder ‘his content of belief’ noch den ‘believer’.

  11. I think most of the people don’t have the knowledge about other religions and have therefor a hard time to respect religions. Today this principle should be applied world wide as we have more knowledge about the world, its different kinds of people, and their religions. As already mentioned in other comment the past have shown it does not work this way, but let us hope the future will be different.

    • I agree with what Sara is saying. Religion is a difficult topic to discuss. However, it should be the case that when people voice their opinion others must respect it however this does not necessarily mean that they agree!

  12. In my opinion this is a principle that should by applied World wide. Everyone has opinions and everyone should be entitled to one. This does however not mean that everyone should agree but at least people will have the opportunity to express their thoughts. It is all about respecting one another. However, unfortunately as the past has proven this is not always the case and implementing this principle will be one of the most difficult due to factors such as religion.

Оставьте комментарий на любом языке

Вы согласны с этим принципом?

Да Нет


Дебаты о cвободе cлова — научно-исследовательский проект в рамках программы Дарендорфа по изучению свободы в коллежде Св. Антония Оксфордского университета. www.freespeechdebate.ox.ac.uk

Оксфордский университет