Принципы должны подтверждать право людей на доступ к информации, которая находится в распоряжении общественных организаций

Сандра Коливер, старший юрист Открытого общества правовой инициативы, утверждает, что право на информацию является необходимым условием свободы самовыражения.

Доступ к информации, которая находится в распоряжении общественных организаций, является важнейшим компонентом свободы самовыражения, что по нескольким причинам указывает на необходимость отдельного принципа.

Во-первых, (и это самое важное), доступ к информации, которая находится в распоряжении общественных организаций, а так же как и частных фирм, которые выполняют общественные функции или существуют за счет общественного капитала, совершенно необходим, для того, чтобы люди могли принимать участие в публичных дебатах, имея для этого достаточное количество информации, иметь возможность призвать правительства к ответу, охранять права человека, здоровье, общественную безопасность и окружающую среду; и обеспечивать доступ общественности к товарам и услугам на условиях, равных для всех.

Существуют две широкие категории информации, которая нужна людям от правительства. Нам, как потребителям и пользователям услуг, которые предоставляет правительство, нужна информация, в том числе и о том, как получить доступ к этим услугам, и как определить, какая из организаций, которая предоставляет эти услуги – больницы, школы, общественный транспорт – больше подходит для наших нужд. Общественность, и особенно организации, занимающиеся надзором, также нуждаются в информации о том как функционируют правительственные организации – об их бюджете, деятельности, линии поведения, зарплатах чиновников, внешних контрактах, отчетах прочих служб надзора, для того, чтобы оценить предоставляют ли эти организации услуги, соразмерные с их стоимостью, соблюдают ли они международные законы, а также конституционные и установленные законом требования.

Общественные организации неохотно предоставляют информацию в открытом доступе, особенно ту, которая могла бы быть использована для привлечения этих организаций или их руководства к ответственности. Они также могут не хотеть предоставлять информацию потребителям просто потому, что ее сложно собрать и проверить, или потому что раскрытие этой информации может привести к публичному разоблачению правонарушений или ошибок в управлении в тех организациях, которые проводят политику секретности силовыми методами. Например, Агентство по потреблению в США долгое время отказывалось предать огласке информацию о товарах, оправдываясь тем, что некоторые жалобы могут быть необоснованы, и что обнародование такой информации может нанести ущерб производителю и привести к диффамации. Агентство в конце концов согласилось опубликовать информацию в июне 2011 года, с оговоркой на то, что в публикацию будет включены презентационные материалы.

Во-вторых, такие концепции, как свобода «получать и передавать информацию и идеи», упомянутая в нашем первом принципе не полностью охватывает понятие «доступ к информации, которая находится в распоряжении общественных организаций». Право на cвободу «получать и передавать информацию», зафиксированное в Универсальной декларации о правах человека и последующих соглашениях как ООН, так и отдельных стран, обычно применяется только к свободе лиц, желающих обмениваться информацией, которая не входит в сферу интересов правительства, а не к рассмотрению требований граждан и неграждан получить информацию от общественных организаций, которую эти организации не хотят разглашать.

В-третьих, международные и местные эксперты, организации и законы только недавно начали подтверждать, что право на свободу самовыражения включает в себя право на доступ к информации, которая находится в распоряжении общественных организаций. К примеру, только в 2011 г., Комитет ООН по правам человека заявил, что статья 19 Международной конвенции по гражданским и политическим правам включает в себя право на доступ к информации, которая находится в распоряжении общественных организаций. Комитет, состоящий из 18 экспертов, выбранных странами-членами ООН, –  это организация, задача которой заключается в авторитетной интерпретации и применения конвенции – соглашении, которое формализирует части универсальной декларации о правах человека. Мы считаем, что отдельный принцип, посвященный праву на доступ к информации, которая находится в распоряжении общественных организаций, оправдан, поскольку необходимость введения этого права только недавно была признана международным сообществом, и правительства склонны отрицать свои обязательства предоставлять информацию общественности.

В настоящее время, конституции более пятидесяти стран предоставляют конституционный статус праву на информацию; и почти девяносто стран обеспечивают право на информацию с помощью законов или постановлений, действующих на уровне страны. Сюда сходят страны с огромным населением, такие как Бразилия, Китай, Индия, Индонезия, Россия и Соединенные Штаты, большинство стран Европы и Центральной Азии, более половины стран Латинской Америки, больше дюжины в Азии и Тихоокеанском регионе, семь стран в Африке и три в Средней Азии и Северной Америке. Более 5.2 биллиона людей живут в странах, которые включают в кодекс законов право, которое по меньшей мере в теории можно принудительно использовать для получения информации от правительства. (Цитаты из всех этих конституций и судебных решений можно найти на сайтеОткрытого общества правовой инициативы.)

Исходя из вышесказанного, я хотела бы добавить новый принцип, сформулированный следующим образом:

«Мы требуем право на информацию, в том числе и на ту, которая находится в распоряжении общественных организаций, для того, чтобы иметь возможность принимать участие в публичных дебатах, имея для этого достаточное количество информации, иметь возможность призвать правительства к ответу, охранять права человека, здоровье, общественную безопасность и окружающую среду; и обеспечивать доступ общественности к товарам и услугам на условиях, равных для всех».

Этот принцип отвечает приведенным выше соображениям, кроме того, он, в неявной форме, позволяет нам сделать еще несколько замечаний. Во-первых, необходимость в информации, которую мы испытываем, включает в себя, хотя и не ограничена, необходимостью в получении информации от общественных организаций. Комитет по правам человека ООН и многочисленные законы в различных странах подразумевают, что люди нуждаются в получении информации от частных организаций, которые выполняют общественные функции, получают правительственные гранты, в значительной степени контролируются правительствами или законодательством. Несколько недавно принятых законов и конституций, включая конституцию ЮАР, признают, что люди так же нуждаются в получении информации от организаций, которые наносят ущерб их правам. Во-вторых, необходимость получать информацию от общественных организаций не ограничивается гражданским правом, скорее это право универсальное, которое, как и право на самовыражение, имеет как практическую, так и основополагающую ценность. Нам так же жизненно необходимо иметь возможность делать информированные решения, как и иметь возможность свободно самовыражаться, для того, чтобы быть свободными и оставаться людьми. С практической точки зрения, жители страны (граждане и неграждане), так же как и все прочие, на жизнь которых влияют решения правительства, очевидно имеют необходимость в получении информации от этого правительства, и имеют на это право.

И наконец, я бы предложила дополнить формулировку принципа 10, чтобы он имел отношение и к свободе информации:

«Мы должны иметь возможность свободно ставить под сомнение все ограничения свободы информации и свободы самовыражения, обосновываемые такими причинами, как национальная безопасность, общественный порядок и нравственность».

Это дополнение позволяет точно определить право людей не только на свободу выражать мнения, которые могут быть неприятны для правительства, но и свободу ставить под сомнение необходимость секретности, оправдываемую национальной безопасностью, и находящуюся в сфере общественных интересов.

Дальше:


Комментарии (6)

Автоматический перевод предоставлен Google Translate. Пожалуйста имейте в виду, что этот перевод рассчитан только на то, чтобы дать представление о том, что написано в комментарии, и не передает точно всех нюансов сказанного.

  1. Dear Timothy,

    I like your project so much, I refer to it in my Trial Brief.

    You may like to help me distribute my true to life story world wide.

    Louis Leclezio

    http://www.freespeech-internetcontrol.com

    I am the voice of the ‘little guy’ from Africa.

    Whereas, the fastest growing Internet markets are in Africa, Asia, the Middle East and South America.

    Whereas, the North American Internet market is saturated.

    http://www.internetworldstats.com/stats.htm

    Whereas, those fast growing markets should, if anything, be privileged and protected rather than adversely prejudiced.

    Whereas, the Internet success rests on the shoulders of hundreds of millions of little guys like me around the world.

    Whereas, scant mention is made in the media and/or in any proposed resolutions, ahead of WCIT2012, that address the problems encountered by the ‘little guys’ under the present US ruled system.

    Whereas the ITU is represented in the US by Scott Cleland as: “not to understand the voluntary nature of the Internet or how the Internet really operates and evolves – because the bottom-up collaborative Internet is the antithesis of top-down governmental command and control.”

    http://www.forbes.com/sites/ciocentral/2012/05/24/the-itunet-folly-why-the-un-will-never-control-the-internet/

    Whereas although the Internet is represented as a “bottom up collaborative” international ‘effort’ the vast multi billion dollar revenues that this “bottom up” US controlled ‘co-op’ generates is understandably jealously guarded by very few privileged US Corporations at the top of the Internet tree.

    Whereas no matter how powerful a nation is, or how well capitalized any US Corporation is, if it crucifies the ‘little guy’ once too often, it may end up killing its right to control the Internet goose that has laid so many golden eggs for so long for its privileged benefit.

    Check out Google Market value for example: http://finance.yahoo.com/q/ks?s=GOOG

    Now, therefore, be it resolved that the ITU, the US, Google and the world media should pay urgent attention when the human rights of the ‘little guy’ are not respected and are not protected by the US.

    After all, no one should ever forget that those golden eggs are increasingly collected from a multitude of ‘little guys’ located in Africa, Asia, the Middle East and South America.

    Whereas, those fastest growing Internet markets are outside USA borders!

    Who, in the world, should best protect the Internet nest and distribute the eggs fairly?

    My web site http://www.freespeech-internetcontrol.com tells part of the true story of the ‘little guy’ from Africa.

    Will the ITU, the US Congress & Senate, Google and the world media help me write the rest of the story?

    I look forward to hear from you.

    Louis Leclezio

  2. I agree that the principles should affirm the public’s right to information held by public bodies (access). However, a prior principle is also important, namely, that information generated by public bodies is the property of the public and should be kept and archived for public use. Typically this principle is implemented through an archives law, which logically precedes an access law. In Hong Kong there is no legal requirement that public bodies maintain archives, and consequently most information is destroyed, not archived. Although Hong Kong has a public records office, public bodies are not required by law to deposit information in the office. Thus, since 1997, when Hong Kong became a part of China, no public records have been transferred from the HK Chief Executives Office to the archive. The assumption apparently is that these public records are the private property of the Chief Executive. Still, China and most other countries have some kind of archives law. We in the Archives Action Group in HK are lobbying to introduce such a law, but so far have had little success. A legal requirement that public information be kept precedes the principle of public access to them.

  3. Completely agree, What is the point of free speech if societies are not well informed and are not given legitimate facts? When people protest for a cause against their government and their cause does not contain full information of the governments actions, the state will undermine protests due to an uninformed public. The government will act as they wish. The population is subjugated to the information governments want to show them (especially in country’s that control the media).

    Also, in country’s such as America media is ideologically and politically linked to the government, thus information the government does not want to share with the public will not be aired in the media.

  4. My concern, from experience, is that however well-intentioned the Freedom of Information acts are (as presently enshrined certainly within the UK) open to considerable abuse. In my years of dealing with FOI requests I cannot honestly say I have seen anything that resembles something I, as a citizen, would wish to defend. For the most part it is used by journalists who are simply fishing for stories, commercial vendors seeking to take advantage of business intelligence, lazy research students, or individuals who wish solely to tie up the internal processes of public bodies distracting them from the other work they need to do. I defend the principle of FOI, but in its present state, feel it is not being used for its original purpose.

  5. I would tend to disagree with the conceptual approach. Much as I agree with the proposed principle, I don’t see how this is an aspect of free speech, or even of fundamental rights generally.

    Instead, it is an issue of democracy and due process. Only if we have access to documents can we properly inform ourselves in order to vote for the best candidate, and only if we have access to documents can we properly take advantage of our right to due process of law. (Cf. this access to documents case from last month, about access to documents created in the course of an antitrust investigation. Without those documents, how can the private victims of the cartel sue?)

    The link between access to documents and free speech, on the other hand, is much more tenuous. Even in the absence of the relevant documents, relevant speech is still possible. No one knows for certain what happened in Guantanamo and the other black holes, but that doesn’t stop us from talking through various scenarios, arguing about right and wrong, and about what we would like the government to do. The details of the truth only really matter when the time comes to turn those opinions into a democratic vote, or when the time comes to bring a habeas petition on behalf of someone stuck in a black hole. Democracy and due process, not free speech.

    A further problem is that the proposed principle essentially implies a positive obligation for the government. As the previous commenter wrote, access to documents means that the government has to publish information and in many cases even prepare documents so that they can be published. In my humble opinion, on the other hand, the free speech debate should be first and foremost about the government getting out of the way, about negative liberty.

  6. The onus should be upon the public bodies to actively publish any material as it is created, together with a statement of public resources which have been expended.

Оставьте комментарий на любом языке

Главное

Прокручивайте влево, чтобы увидеть все избранные статьи.


Дебаты о cвободе cлова — научно-исследовательский проект в рамках программы Дарендорфа по изучению свободы в коллежде Св. Антония Оксфордского университета. www.freespeechdebate.ox.ac.uk

Оксфордский университет