Дело о скандальном фильме в Европейском суде по правам человека

Получившее широкую огласку дело о случае государственной цензуры в Австрии свидетельствует о том, что государства зачастую ориентируются на мнение большинства, ставя под удар сторонников спорных точек зрения. Рассказывает Мишель Финк.

Пример

В 1985 г. Институт Отто-Премингера, артхаусный кинотеатр, специализирующийся на альтернативных фильмах, планировал показать ленту под названием “Небесный совет”. Действие этой сатирической трагедии происходит на небесах и основано на идее того, что сифилис стал божественной карой за блуд и греховность человека в эпоху Возрождения, особенно при папском дворе. На протяжении всего фильма подвергается осмеянию христианская вера. Кинотеатр, расположенный в австрийском Тироле, предпринял значительные усилия для того, чтобы оградить многочисленную тирольскую католическую общину от случайного просмотра фильма, специально предупредив, что его содержание может оказаться оскорбительным и закрыв показ для лиц младше 17 лет в соответствии с законодательством.

Перед первым показом государственный прокурор начал процесс против управляющего Институтом по запросу католического диоцеза Инсбрука за осмеяние религиозного учения, которое в Австрии является уголовным преступлением. В результате фильм был конфискован.

Выступая в Европейском суде по правам человека директор Института заявил, что изъятие и последующая конфискация фильма властями Австрии являлись нарушением его права на свободу слова, гарантированную статьей 10 Европейской конвенции по правам человека. Представители Австрии в свою очередь настаивали на том, что данная мера была направлена на защиту религиозных чувств тирольской католической общины и охрану общественного порядка.

Суд встал на сторону австрийского правительства и счел его действия правомерными, заявив, что при приняти решения “был рассмотрен конфликт при осуществлении двух фундаментальных свобод, гарантируемых Конвенцией — с одной стороны, права обратившейся стороны публично выражать спорные взгляды и вытекающее из него право заинтересованных лиц узнавать об этих взглядах, и с другой стороны право других лиц на уважение к собственным взглядам, совести и религии”. Суд установил, что изъятие и конфискация фильма были направлены на защиту от “оскорбительных нападок на римско-католическую религию с точки зрения населения Тироля” и то, что “факт преобладания римско-католической религии среди подавляющего большинства населения Тироля” не может игнорироваться. Австрийские власти “действовали в целях сохранения религиозного мира в регионе и предотвращения того, что некоторые лица могли счесть себя объектом незаслуженных и оскорбительных нападок”. Суд пришел к выводу, что поскольку национальные власти учитывали данные обстоятельства, уважая право на художественное самовыражение до изъятия фильма, статья 10 нарушена не была.

Авторское мнение

Интересно рассмотреть различие между мнением большинства и мнением трех судей, которые были не согласны. Они настаивали, что свобода самовыражения является фундаментальным условием существования демократического общества. Являясь таковым, она подразумевает не только приятную информацию, но и информацию “шокирующую, обидную или беспокоящую для любых групп общества”. Это довольно сильный аргумент.

Встает вопрос: в чем вообще заключается свобода слова, если она распространяется только не бесспорную информацию? По всей видимости, такая информация и не нуждается в специальных средствах защиты, поскольку маловероятно, что она может вызвать недовольство со стороны как государства, так и частных лиц. Очевидно, что статья 10 должна пониматься именно в свете защиты спорных мнений. Обращает на себя внимание и тот факт, что предпринятые Институтом Отто-Премингера меры предосторожности обеспечивали и то, что люди, не желающие видеть данный фильм, скорее всего и не попали бы на него.

- Michèle Finck

Дальше:


Комментарии (1)

Автоматический перевод предоставлен Google Translate. Пожалуйста имейте в виду, что этот перевод рассчитан только на то, чтобы дать представление о том, что написано в комментарии, и не передает точно всех нюансов сказанного.

  1. Ваш комментарий ожидает проверки.

    Although I completely disagree with the decision of the Court and side with the dissenting opinions regarding the broad range of expressions that are covered by the right of freedom of expression (it is the way it has been understood by the Constitutional Court in Colombia, which is one of the most activist courts in the world), I do wonder at the idea of proposing a move from balancing rights to establishing rigid categorisations where some rights in every case have primacy over others. This could lead to more abuses by the state and to arbitrary decisions by courts. I would still defend the balancing of rights, although I would encourage the European Court to follow the lead of other more progressive courts.

  2. This sort of expediency is often excused by referring to the commonly-accepted and rarely challenged notion that the judges or politicians have to ‘balance’ opposing rights. It should not be a question of balancing rights — it should be a simple matter of deciding upon which rights have primacy. In this case, whilst we might wish to protect people from having their religious beliefs insulted, this should not be allowed to interfere with freedom of expression. Free speech must have primacy. If we don’t have free speech, then we can’t even properly discuss what other rights we ought to have.

Оставьте комментарий на любом языке

Главное

Прокручивайте влево, чтобы увидеть все избранные статьи.


Дебаты о cвободе cлова — научно-исследовательский проект в рамках программы Дарендорфа по изучению свободы в коллежде Св. Антония Оксфордского университета. www.freespeechdebate.ox.ac.uk

Оксфордский университет